c590f693

Любопытное о хиппи

Хипповать предпочтительнее было в 1965, а писать тогда про это было нечего, поскольку на людях тогда недостаточно что происходило, а что делалось втихую в собственном кругу, угождало под статью.

Истинные особенные времена пришли в 1966, впрочем корреспондентами это как и раньше «не освещалось», а уж но несмотря на это в 1967 – как прорвало, все взялись вперебой про это писать: Look, Life, Тайм, Newsweek, Atlantic, the New York Times, Saturday Evening Post, и глухие Illustrated News из Эспина, в начале августа 1967 выпустившие особый номер о волосатый, который разошелся рекордным тиражом, нераспроданными остались всего 6 единиц из 3 500.

А хипповать в 1967 – для реальных волосатый это было не то. Это был замечательный год для торговцев и показушников, которые именовали себя волосатый и направо-налево давали раскудрявые интервью на радость средствам глобальной информации.

Истинные же волосатый, которым нечего было поставить на продажу, нашли, что популярность им абсолютно ничего хорошего не приносит, помимо кучи проблем. Очень многие подвергались гонениям, а может быть арестам по одной-единственной причине: они одушевляли так называемый «культ секса и наркотиков».

Приподнятая корреспондентами толки, сначала казавшаяся стебом, повернулась образованием грозящего устоям жупела. Потому те немногие, кого можно было назвать первыми волосатый примера 1965 года, неслышно пропали из поля зрения к 1967, когда волосатый стали общенародной престижной потехой.

Двадцатью годами раньше аналогичная смешная история произошла с Разделенным Поколением. С 1955 по 1959 тыс подростков были увлечены болевшей самый бум богемной культурой, к 1960, когда битников взялись смягчать СМИ, вышедшей на нет.

Джек Керуак, который был беллетристом Разделенного Поколения в точности также, как Эрнест Хемингуэй – Пропащего Поколения, обнародовал классический «битнический» роман «On the Road» («В дороге», временами отчего-то сводят «слово в слово» практически непонятным «На дороге». – Н.С.) в 1957.

А к тому времени, когда Керуака стали призывать на телешоу, чтобы тот объяснил, «что же это он планировал сообщить своею книгой», герои его приказали долго жить, чтобы лет 5 спустя появиться в новой реинкарнации — как волосатый. За образцами далеко идти не нужно – Нил Кэссиди (Кэссади), ставший ему прототипом Дина Мориарти из романа «В дороге», а Кену Кизи – макетом Макмерфи из «Пролетая над гнездом кукушки».

Масс-медиа отображают действительность – а лишь в той мере, в какой сами они порождают свежую действительность и ее же вверяют. В 1967 году волосатый были в мудреном расположении: казалось бы цивилизованные отщепенцы, а синхронно превращающиеся в быстроходный товар, дающий доход.

Полотно отчуждения, как выяснилось, было водружено над зыбкими песками. То самое сообщество, из которого они хотели самоустраниться, взялось их всякими способами хвалить. А во всей данной шумихе была некая муть: не то, чтобы бесчестье и шельмование, так – что-нибудь такое многоцветное и неопределенное, смутное и смущающее.

Невзирая на шумиху в прессе, волосатый до сегодняшнего дня страдают – впрочем самим-то им это, вероятнее всего, и по фигу – от неопределенности: определения-то им так пока и не позволили. Берите вот Random House Dictionary of the English Language, появившийся в 1966 и ставший хитом, – нет там такого слова — «hippie»… Ближе всего подходит слово «hippy»: «с огромными бедрами», и образец приводится: a hippy girl, т.е. деваха с здоровыми бедрами. Определение же фактически слова «hip» в данном словаре к сегодняшнему словоупотреблению.

Как резюмируют любопытные языковеды из Random House, «Hip» — это арготическое («сленговое») слово, значащее человека, «знакомого с заключительными веяниями, популярными образами, назначениями, мероприятиями, и т.п. новинками; информированный, опытный, хорошо осведомленный» Данный украдкой установленный вопрошающий сигнал – не что другое, как трусовато-коварный, а значительный редакторский комментарий.

Все считали, что волосатый чем-нибудь подобным притягивают всех и всех, а никто не мог сообщить, что как раз они собой одушевляют и чего планируют. Представляется, и сами волосатый данного основного не могли знать, впрочем о том – о сем, да например другие из них могли объяснять хорошо.

«Я весь мир предпочитаю, — говорит 23-летняя женщина из сан-францисского региона Хейт-Эшбери, мировой столицы волосатый. Я – и женское начало, матерь всего настоящего, я – и доля Будды, и доля Господа, я во всем и все во мне».

«Я нахожусь чем Господь отправит. Я не имею денежных средств, нет собственности. Деньги в кайф лишь когда их теряют, как только их начинают накапливать – здесь и собери пошли. Мы беспокоимся друг о дружке.

Как-то всегда обнаружится, на что купить фасоль и рис на всех, и кто-либо всегда поделится травой (коноплей) или кислотой (ЛСД). Я старалась стать как все и играть согласно законам, а завершилось это дуркой (крэйзухой). Но несмотря на это сейчас я независима и счастлива».

Ее спросили, довольно часто ли она получает наркотики. Больше про хиппи можно найти на сайте papa-lesha.ru.

«Ясное дело, — отвечала она. – Когда бывает облом или мне опасно, я просто закидываюсь кислотой. Это – самый короткий путь к истинной сути бытия, ты в нее просто окунаешься. Кислота нужна всем, даже детям. Почему им не познать правду в начальном возрасте, не ожидая, пока увеличатся? Людям нужна общая независимость. В данном и есть Господь. Мы можем избавиться от лицемерия, лжи и надувательства и прийти к аккуратным ценностям детства».

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий